О том, как арт-директор новорожденного журнала извинился за съемку с козаками.

Итак, открытие отгремело. Пока весь наш бомонд рядился в black tie и позировал для красной дорожки, меня все же не покидал вопрос: как делался этот журнал, и почему он вышел именно таким? Я сдержала данное в прошлой публикации обещание, честно пришла со своим вопросом на лекцию арт-директора. Вот только вопрос в процессе отпал: не дожидаясь его, Филлип Савилл разложил все по полочкам, с комментариями каждой страницы. Моментами было грустно. Очень.

Что ж, Vogue Ukraine. Неизданное.

23022013583

На фото — так называемый «нулевой выпуск». Тестовый вариант, который был предоставлен на утверждение менеджменту Condé Nast. Ну а до нас с вами дошло то немногое, что от него осталось.

23022013578

Приглашенный арт-директор Vogue Ukraine Филлип Савилл

Итак, суровая правда жизни о том, как делаются журналы. Украинский Vogue мог выглядеть как-то так:

canon600 146

canon600 131

canon600 145

С каждым новым разворотом мне становилось все более грустно и стыдно. «Вот коллаж. Руководство посчитало его чересчур религиозным. А вот серия развернутых материалов о трендах. О которых было сказано «никто не станет СТОЛЬКО читать». Много букв, мало картинок. В итоге из серии остался только один текст, который и был одарен шедевральным заголовком про штаны. Подозреваю, тоже в последний момент.

canon600 128

Интервью с Анной Винтур оказалось недостаточно интересным, а черно-белая версия страницы справа — чересчур мрачной

«Здесь слишком много черного. Нужно больше блеска, гламура и красок. Здесь слишком маскулинный шрифт, читатель этого не поймет.» За что стыдно было? Да за нас всех, ибо руководство издательского дома по умолчанию записало нас в список примитивных, безвкусных провинциалов. Которые пугаются заголовка болдом, черных врезок и самых минимальных намеков на арт. Бегут, как от чумы. Нет — просто не покупают, что еще хуже.

Ведь всему было готово обоснование: украинский Vogue — прежде всего коммерческий. Он должен продаваться и продавать. Вот только или я отстала от жизни, или считать своего покупателя дураком уже не модно даже у производителей туалетной бумаги. Может, я чего-то не понимаю, но относиться к ЦА главного издания о моде, как к тупой блондинке — мягко скажем, недальновидно. И попахивает неуважением к этой самой целевой аудитории. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять: пусть она не состоит из доцентов с ученой степенью. Но если человек идет и покупает узконаправленное издание о моде — в этой самой моде он хоть худо-бедно, да разбирается. Ну хотя бы настолько, чтоб не покрыться холодным потом при виде черно-белой съемки и маскулинного шрифта. Иначе человек пойдет и купит журнал «Единственная». Там можно прочитать и где подмышки побрить, и куда анализы сдать. И красок хватает.


23022013591

«Религиозный» коллаж23022013600

Материал о создателе лого YSL тоже оказался слишком «сложным» для читательницы Vogue. Печально.

Вместо лишних слов: просто несколько цитат.

«В подборке «Игры патриотов» менеджмент настоял на использовании флага. Ну, им показалось, что без флага подборка  вещей в желто-голубой гамме выглядит для читательницы недостаточно очевидной.»

На вопрос, сколько дизайнеров работало над первым выпуском журнала:

«Один. Ну, и я.»

На вопрос о съемке с козаками:

«Съемка вышла реально плохой и не нравится никому в редакции. Но на нее была потрачена огромная сумма денег. У нас не было выбора, нам пришлось из-за этого ее использовать. Честно — вы, украинцы, этого не заслужили. Искренне приношу вам свои извинения.»

Комментируя кадры съемки:

«Ну вот этот разворот, где без козаков — нормально же. Непонятно, к чему было лепить туда этих ребят. О, но самое ужасное — это их усы. Здесь усов нет, а тут… черт, да что это за шайка дешевых клонов Фредди Меркьюри?»

Комментируя обложку:

По сути, в выборе обложки мы не участвовали. Вербова поставила жесткие условия: только фотограф, которого она протежирует. Только она лично отбирает кадры. Отвергла большую часть вещей, которые мы предложили для съемки. Так как мы очень хотели на обложку именно этого человека — пришлось смириться. Но вторая обложка будет гораздо лучше, если уж на то пошло.»

Комментируя результат работы в целом:

«Я хотел, чтобы журнал выглядел круто. Ну, в конечном итоге он хотя бы неплох. И было очень непросто отстоять даже это. В целом я горжусь, и считаю этот проект самым сложным в своем портфолио. Моя работа на этом закончена, я должен был запустить журнал. Новым арт-директором будет Ярослав Зайчук (занимал аналогичную должность в украинском Esquire). Так что теперь если что — все претензии к нему. «

Что в итоге? А в итоге новорожденный украинский Vogue представляет собой продукт, весьма интересный для изучения. Созданный арт-директором, который не читает и не понимает по-русски, — и главным редактором, которая пришла в журнал из черно-белой газеты. И до этого никогда не работала с визуальной эстетикой глянца. При этом он — гуру визуального, она — из немногих, кто ценит хорошие тексты. И над всем этим — российское руководство из Condé Nast. Которое высокомерно посчитало нас всех недалекими провинциалами и свело портрет читательницы украинского Vogue к образу анекдотичной сельской блондинки. Падкой на гламур, блестящие цацки и яркие фотоснимки. Не исключено, что наша модификация вдобавок заедает горилку салом и говорит на суржике. Бьющий в глаза факт: злополучную съемку с козаками стилизовала москвичка в Нью-Йорке. Сложно ожидать более тонкого и трепетного подхода к украинской национальной символике.

Напрашивается логичный и очевидный вывод: как бы ни старались наши ребята — им просто не позволят сделать журнал, который превзошел бы российскую версию. Просто не дадут.

Вот и имеем сборную солянку: третья волна феминизма, «вкусные» тексты, жесткие и нарочито режущие глаз заголовки — приправлены развесистой клюквой с козаками, интервью с Ротару и трудами про баню. О целесообразности последних спрашивать британца — не лучшая идея. Я даже рада, что он не осознает до конца их контекст в глазах современного жителя Украины. Пусть спит спокойнее.

 Фото: Вика Дубовенко, the-fashion-life.com, Vogue Ukraine on Facebook

Редактор life.modnaKasta любит французский, Набокова и котиков. Занимается балетом, пьет кальвадос и ездит на метро в шляпе с траурными перьями.

Сайт