Руководитель киевского мультибренда Passage 15 Uomo рассуждает об украинских женщинах и суровых офисных буднях в рамках своей авторской колонки.

Именно благодаря ему светский Киев оделся в Tom Ford, Saint Laurent и Ermenegildo Zegna: топ-менеджер и эксперт в сфере luxury, эстет и ценитель британского юмора Вадим Медведев сегодня раскроет секрет мужского взгляда на женский дресс-код. А мы этой публикацией открываем новую рубрику на modnaKasta.

Вадим Медведев

Леди, дамы, сеньоры и сеньориты, дорогие товарищи женщины!

Как сказал товарищ Сухов, революция освободила вас и теперь вы можете (а некоторым просто необходимо) ходить, ездить, двигаться, перемещаться «в», бывать «на», иными словами —  работать.

Работы разные нужны, работы разные важны. Но то, как вы, дорогие и местами любимые нами дамы, одеваетесь в офис, говорит порой даже больше, чем ваш диплом курсов кройки и шитья или виртуозное владение факсом и ксероксом.

Своим внешним видом вы говорите многое, но еще больше пытаетесь скрыть… Вы — как непрочитанный детектив. Очевидно, кто виноват, но сомнения терзают и заставляют дочитать до конца. Где выясняется, что это совсем не он, а его брат. Который появился случайно на 115-й странице благодаря стараниям пожилой графоманки, фабрики по производству третьесортных детективов.

Итак, что нам в вас нравится:

Мы без ума от сменной обуви, которую вы:

а) заботливо прячете в шкафчике между никому не нужным архивом отчетов лет так за 10, и запасом растворимого кофе (который незаслуженно носит это благородное имя);

б) бережно носите с собой в пакете от известной сети продовольственных супермаркетов (при этом пакет явно видал и лучшие времена).

Сменная обувь – это шпилька, балетки, а в случае продвинутых сотрудниц отдела маркетинга это — элегантность в абсолюте. Правда, в отрыве от контекста. Налицо некоторый диссонанс с теплыми зимними колготками. Или брюками со следами неравной борьбы коммунальщиков и погодных реалий. Посредством посыпания дорог адскими смесями, которые разработаны секретным НИИ для уничтожения обуви потенциального противника (если завтра война).

Мы верим, что  элегантность у вас в крови, поэтому всегда с надеждой взираем на вас в новых нарядах. Которые вы приносите на работу, чтобы вызвать зависть у бухгалтерии, дать повод посплетничать отделу снабжения чего-то там чем-то там, а главное — спровоцировать легкий шок у нас, ваших патриархально настроенных мужчин. Мы теряемся, зачем нам это двухминутное дефиле в стиле шоу Victoria’s Secret. А потом — снова эти серые брюки и трикотаж, подаренный родственниками из далекого районного центра (обидятся, если не возьмёшь). Не дразните нас — у нас слабые нервы.

Мы свято следуем выбору отдела кадров, который всячески старается угодить шефу в селекции его нового референта – эдакой модели с широчайшим внутренним миром, чье резюме не имело никакого значения после встречи с Самим… Выбор секретаря: вся одежда на размер меньше, все недостатки – вон, все достоинства – вперед! Или назад, это уж как получится. Сапоги – ботфорты, юбка – мини, блузка – белее снега, декольте – а как же! Макияж – валькирия, хищница, богиня районного масштаба. Маникюр – с элементами африканского фольклора, прическа – просто шарман! Шарман, мон анж! И вот восседает эта Богиня за личным персональным компьютером и выполняет (на нем же) мелкие, но столь важные поручения Самого. У которого каждая секунда расписана. Вопрос «зачем» снимается с повестки дня и направляется на рассмотрение апелляционного суда, при председательствовании матери супруги Самого. Дела семейные.

Мы любим аксессуары разные: сумки, торбы, пакеты целлофановые, клатчи, рюкзаки и прочее, прочее, прочее. Но больше всего нам нравится участвовать во всенародном обсуждении сумочки Зинаиды Павловны, которую привез зять из очередной командировки в одну из столиц мировой моды. Мы также чувствуем, что зятек не особо раскошелился и купил лучшую «на районе» подделку, потратив при этом свои кровные 50 евро. Но Зинаида Павловна об этом не знает. И ни одна живая душа не осмелится вбить клин в столь шаткую гармонию отношений Зинаиды Павловны с ее горячо любимым зятем, который из кожи вон лезет, чтобы его хоть дома никто не трогал (и вот оттуда эти подарки на уровне царской щедрости). Зятек, берегись! Кто-нибудь, да скажет ЗП, что сумка не стоит и гроша ломаного, а произвели ее неумелые руки подконтрольных криминальным кругам эмигрантов.

И наконец, мы глубоко уважаем эксцентричных девушек, даже если им и далеко «за». Работающих, не покладая своего худосочного потенциала на благо продвижения торговой марки в городах и селах. Иными словами, мы любим маркетинг. Любим с оглядкой на бюджет: прозаично, но с элементами высокой поэзии. Ведь только маркетинг способен при уникальной серости ежедневного производственного процесса явиться на корпоратив в платьях с пайетками. Да еще в таких, что любое миланское дефиле блекнет рядом с празднованием годовщины со дня подписания учредительных документов двумя соседями по Троещинскому рынку. Маркетинг способен удивить внезапным Лубутеном, бельем от Шанталь Томас и платьями от Аквилано и Римонди. Вот такие они, эти креативные барышни.

А мы, мужчины, ежедневно блекнущие в сиянии ваших нарядов и благоухании ваших парфюмов, остаемся коленопреклонёнными почитателями вашего уникального дара, а именно – поражать, удивлять и шокировать нас, располневших и слегка усталых самцов, страждущих познать прекрасное хотя бы в рамках отдельно взятого совместного предприятия по распространению чего-то там в Украине. Ведь всем известно, что самые эффектные барышни обитают именно здесь – между Беларусью и Черным морем.

Руководитель киевского мультибренда Passage 15 Uomo. Любит кубинские сигары и британский юмор.