В этом сезоне украинский подиум не дождался Литковскую. На днях ей пришло письмо с приглашением на Парижскую неделю моды, и она, давно убежденная парижанка по творческому духу, решила сосредоточиться исключительно на этой премьере. Она много лет ждала подобного события и однажды в интервью автору призналась: «…Так просто, если у тебя нет глобального плана «захвата» рынка и хорошего спонсора, показ в Париже ни к чему не приведет. Дизайнеру нужно отснять шикарный лукбук, заплатить за пиар, аренду, команду… Там одни только модели стоят гораздо дороже. Показавшись один раз, уже нельзя останавливаться: там с этим серьезно, и если ты выпал, то это конец…»

К чему приведет ее презентация в рамках парижской недели, узнаем позже. А что о себе думала Лилия Литковская пять лет назад – читайте в ретроспективном интервью-обзоре.  

Дизайнер никогда не вписывалась в стандартные ментальные и культурные границы и шла только на зов собственного дарования.

Манеру Литковской материализовывать свои мысли в fashion-образы как только ни называли – и лондонский стрит-панк, и урбанистический минимализм. Хотя сама она, определяя себя в направлении «интеллектуальная мода», всего лишь ищет гармонии: человека с человеком, человека с самим собой.

В общем, она рисует эскизы новой личности, способной устанавливать самостоятельно и осознанно нерушимые границы, в которых ей удобно существовать. В Украине, правда, эти границы нередко нарисованы мелом. О выживании личностей в такой шаткой сфере как украинская мода, мы и говорили.

– Некоторые эксперты, приезжающие, например, на Ukrainian Fashion Week или Mercedes-Benz Kiev Fashion Days вежливо заверяют, что мировой fashion-бизнес уже обратил внимание на «ценности» и «философию» восточно-европейских дизайнеров. В чем заключаются эти ценности и философия?

– Думаешь, из вежливости говорят? Лично я, как мне кажется, не вписываюсь традиционные украинские рамки: исторические, ментальные, и, возможно, не оправдываю тех ожиданий, которые на украинскую моду возлагают западные авторитеты. Я не поддерживаю национальные традиции, не черпаю вдохновение в некоем сакральном украинском духе, в национальных идеях, которые некоторые дизайнеры пытаются воплотить в современной одежде. Кому-то это удается, и вполне хорошо, органично, а кто-то это делает из конъюнктурных соображений. Но это не мой путь: в моем стиле, направлении не существует территориальных границ.

– Кто этот человек, которому нравится Litkovskaya?

– Ему не нужны внешние атрибуты: для него важнее, как создали ту или иную вещь и с какими мыслями ее создали. Как эта вещь «прочитывает» своего хозяина в окружении, подчеркивает и идентифицирует, а не демонстрирует статусность и объем кошелька. То, что надето – это уже нечто интимное и личностное, как вторая кожа.

– Интуитивная, энергетическая близость между тобой и теми, кому близок твой бренд?

– Да, конечно.

– В последнее время на медиа-площадках все чаще появляется тема «мода как искусство». Ни у кого нет сомнений, что художественные и интеллектуальные идеи западных fashion-гуру – это действительно искусство. Но почему об этом все чаще говорят у нас: в стране, где пока еще нет той среды, в которой формируются критерии ценности современного украинского искусства, а коллекционеры представляют собой небольшую кучку часто очень случайных людей, не имеющих собственной свободы мнения?

– Мне кажется, если у человека есть мысль, которая сформировалась из отфильтрованной его сознанием информации и трансформировалась во что-то визуальное – пусть даже он возьмет и сломает этот стол, сделает инсталляцию и опишет тем самым свое настроение – это уже искусство. Даже если это микро-песчинка в контексте мирового искусства. Любая мысль – искусство.

– То есть человек априори созидатель, а как тогда определяется ценность им созданного?

– Если он готов из космоса что-то принимать через себя и продуцировать новую мысль – да, это уже созидание и искусство. Для меня вообще неважно, что сказали в прессе о том или ином явлении. Я воспринимаю произведение искусства, его самодостаточность и ценность исключительно своими личными, интуитивными критериями.

– Интернет-среда с ее возможностями позволяет достаточно быстро и недорого заявить о себе как творце. Ты со своим брендом планируешь поглубже уходить в интернет? (сайт Litkovskaya сейчас на реконструкции – прим. LIFE by modnaKasta).

– Мне хотелось бы не отставать от этой современной безумной скорости. Я не сильна словом, но считаю, что мои вещи могут сказать о многом, и интернет действительно возможность продемонстрировать себя достаточно эффективно. Но мне кажется, что мы не такие ушлые, как те, кто, сделав всего одну коллекцию из пяти единиц, уже сколотил платформу в интернете, нафотографировал эту мини-коллекцию во всех возможных ракурсах и быстро разрекламировался. Такое ощущение, что сейчас очень специфическое время: не реального дела, а суеты – кто быстрее, тот и выиграл.

Конечно, мы чувствуем, что нужно торопиться: нас подгоняет время, но тормозят – наша конструктивность и перфекционизм. Я в этом смысле старомодна: сначала буду долго делать, пробовать и только потом говорить. Знаешь, можно написать, что Литковская – авангардный дизайнер, которая изобрела… ну что там поабсурдней, пусть будет «минималистский крой». И в Украине это прокатит! Только пара человек скажет: «Литковская, ты что, с ума сошла?». Остальные съедят! В Украине вообще очень просто обманывать.

– По-твоему, что в работе украинских дизайнеров может привлечь опытного байера с иммунитетом к сантиментам по отношению к юным экспериментаторам?

– У нас были переговоры с двумя очень серьезными агентами, готовыми везти нас в определенные европейские шоу-румы, в чьи концептуальные форматы мы вписывались идеально. Но мы не были к этому готовы. Мы вынуждены работать очень осторожно. Допустим, мы вдруг едем в Париж, и вдруг приходит десять заинтересованных байеров. Отказать не имеем права, их внимание – большая честь. И вот, предположим, они сделали по минимальному заказу: к примеру, вот эту сложнейшую юбку в количестве пусть 50 штук. Но наши украинские мощности этого не позволяют. Даже на этапе поставки материалов.

Например, у нас кожа простояла на таможне месяц, и мы задержали поставки в магазины. Украинским байерам это объяснить легко – у самих те же проблемы, а европейцы такого просто не поймут. Тут либо выводить производство в Европу (некоторые украинские бренды сейчас так и сделали – прим. LIFE by modnaKasta), либо неизвестно сколько ждать, когда здесь все поменяется. Мы же не делаем стандартные, недорогие, ширпотребные «трикотажки». На всевозможных европейских трейд-шоу, где можно предлагать такой продукт, большая гарантия, что и 100 байеров заинтересуются: им неважен фасон и философия, им важна только цена.

В нашем формате игра очень тонкая и не допускает промахов. Мы боимся такой ответственности и хотим, когда на нас упадет глыба обязательств, быть к ним готовыми.

– Ты видишь какой-то определенный путь развития украинской моды, или в любом случае это будут лишь локальные вспышки дизайнеров, которым сопутствовала удача, которые нашли ресурсы и спонсоров?

– Если ситуация в стране не изменится, что маловероятно в ближайшее время, я думаю, только отдельные вспышки. Хотя никто не знает, как вообще будет развиваться мировая мода, не только украинская.

– Два крупных fashion-события в Украине – Ukrainian Fashion Week и Mercedes-Benz Kiev Fashion Days – конечно, держат дизайнеров в определенном творческом тонусе. Но все-таки, насколько для украинского дизайнера важен перформанс в подаче его идеи на украинских подиумах? И вообще, нужен лично бренду Litkovskaya в Украине такой формат самопрезентации, наверное, недешевый? Сколько стоит участие дизайнера в Ukrainian Fashion Week и, например, Paris Fashion Week? И стоит ли результат финансовых потерь?

– Никаких видимых дивидендов участие в неделях моды нам не приносит: это светское мероприятие, не профессиональное. Но мы играем в эту имиджевую игру: презентуем себя, пока позволяют финансовые возможности. Нам повезло, что у нас есть спонсоры. Сделать коллекцию и показать ее на Ukrainian Fashion Week стоит в районе 25 тысяч долларов (цифры 2012-го года, прим.). В Париже эта сумма вырастает от 100 тысяч. Во всяком случае, такие цифры мы слышали от наших коллег, которые ездили на мировые недели. Столько стоил показ Алены Ахмадуллиной в Париже, но она везла туда большую творческую и техническую команду. (Во время конфликта Алены Ахмадуллиной с инвестором ее бренда называлась сумма в $300 тыс. – авт.). Кроме того, это же московский размах – они потом там закатывают дорогущие вечеринки.

– Получается, просто показаться на подиуме в Париже – мало, нужно еще и полезных людей прикормить?

– Обязательно нужен продуманный пиар, а иначе тебя там никто не заметит, о тебе не напишут и на твой показ не придут. У байеров и критиков сложный график, они мотаются по городу на каблуках и дико устают: мельком просмотрели, что заинтересовало, и бегут дальше.

Так просто, если у тебя нет глобального плана «захвата» рынка и хорошего спонсора, показ в Париже ни к чему не приведет. Дизайнеру нужно отснять шикарный лукбук, заплатить за пиар, аренду, команду… Там одни только модели стоят гораздо дороже. Показавшись один раз, уже нельзя останавливаться: там с этим серьезно, и если ты выпал, то это конец.

Это только у нас дизайнер может сезон-другой пропустить, а потом вернуться, как ни в чем не бывало, для Запада это неприемлемо. Но можно съездить показаться на какой-то мировой неделе моды для украинского пиара, бюджетно, например: «Лиля Литковская уже третий год участвует в New York Fashion Week!». Во время этой недели моды можно за недорого сделать небольшой показ хоть в фойе отеля или в ресторане и назвать это участием «в рамках New York Fashion Week». Это не будет неправдой: вот программка, вот мелкими буквами написано «Litkovskaya». Это не показ на общем подиуме в главной программе, но в Украине это неважно: ключевые слова – «Литковская» и «New York Fashion Week», кто там разбирается!

– Какие психологические проблемы, по-твоему, сейчас испытывает современный украинский человек? Многое в мире сейчас резко меняется: кризисы, геополитическое переформатирование, анализ собственного личного существования, исход в интернет, обострение страхов: своего рода «закукливание» в ожидании. Личностная одежда в сложный период – это быстрое средство для человека убедиться в собственном существовании. В чем выражаются основные современные эстетические требования поклонников к твоему бренду?

– Главное, ощущать, что в тебе бьется, и передавать этот ритм. Конечно, я живу в современном мире, который постоянно что-то производит и навязывает. Но умный творческий человек должен какими-то особыми щупальцами находить растворенную в таком мире гармонию. Интуитивно, даже немножко вслепую, энергетическим полем притягиваться к тому, что ему необходимо и отталкиваться от того, что чуждо.

И верить, что в этом жестком мире глобализации есть лазейки для настоящей жизни».

Litkovskaya SS’18

фото: facebook Литковская

Главный редактор-блогер LIFE by modnaKasta