Свершилось: главный мировой журнал о моде имеет теперь и украинскую версию. Плюсы-минусы-подводные камни? Ниже.
Стоит ли говорить, что при запуске издания с таким громким именем, к шквалу недовольства, критике по делу и без, а также прочим радостям жизни готовиться стоит заранее. Панцирь отращивать, как у праздничного броненосца. На тему злополучного первого номера Vogue не высказался еще только ленивый. В общем-то, в числе ленивых оказалась и я: после недели на больничном только предстоящей публикации оказалось под силу выгнать меня из дому в поисках газетного киоска. Спасибо Vogue уже за это: за глоток свежего воздуха, первый за прошедших 5 дней. Но — к делу.

233d5c1a7cf511e2877022000a9f1278_7

Итак, гарпии слетелись. Отдельно отметим одно из популярных сетевых изданий — было бы действительно странно, если бы ребята смолчали. Или, не дай господь, запечатлели не только эпик-фейлы но и те материалы,что вышли вполне достойными. Зачем? В любом случае, спасибо им за первые снимки, которые повергли меня в состояние тихого шока. В общем-то, в конечном итоге не то, чтобы все хорошо. Но уж как минимум, не так ужасно. Кстати, радует уже тот факт, что появление Vogue привело к здоровой конкуренции: на мартовском Bazaar в итоге красуется Моника Белуччи, а у Elle — Коко Роша в объективе самого Ранкина. Всегда бы так.

Пройдемся по пунктам. Обложка. Будем объективны: она вышла неплохой. Посыпавшиеся обвинения во вторичности, недостаточно раскрытой теме Украины, недостаточно украинском происхождении модели и т.п.  — откровенная желтая чушь. Другой вопрос, что обложки этой ждала как второго пришествия вся злополучная модная общественность Украины — почти год. И, соответственно, ждала чего-то эдакого да потрясающего. А вышло — ну да, ничего так. С другой стороны, потрясающее — уже критерий субъективный. Кого-то, может, и Вербова в Prada поразит. Я со своей стороны могу разве что сказать, что объективно обложка вполне качественная. Не более и не менее.

57b899f87cf211e2af2c22000a9e510c_7

Язык. Все, наверное, наблюдали споры с пеной у рта, почему мол украинский Vogue выходит на русском. Очень смешной вопрос. Могу расписаться кровью, что его инициаторы попадают в воговскую ЦА  чуть менее, чем на 0%. Хорошо ли, плохо ли, а финансовые ресурсы в нашей стране сосредоточены по преимуществу в руках русскоязычного населения. Относиться можно как угодно, но не редакцию же в этом винить, в самом деле. На каком языке говорит целевая аудитория реклам Gucci и Prada и весь светский Киев, да простится мне мой французский?

af1f50387cf211e282fd22000a9d0df2_7 (1)

Содержание. На этом адвокатская лавочка закрывается. Небольшое лирическое отступление. Что вообще заставило конкретно меня не только ждать дебютного Vogue  с нетерпением, но и выбраться из дому с сильнейшей простудой? Иными словами, почему это было для меня событием? Уж конечно, не только из-за громкого имени. А из-за того, что у руля сего замечательного издания стоит чуть ли не единственный в нашей модной журналистике человек, который в этом благословенном океане трендов, свитшотов и прочих клатчей ставку делает на качественные и оригинальные тексты. А не на одни лишь поднебесные «понты» и модную требуху.

Когда стало известно, что Цуканову назначили на пост главного редактора, мало кто не проехался по этой теме. Ото всех наших модных экспертов житомирского разлива сыпались обвинения: одевается она недостаточно трендово, улыбается слишком редко и вообще, мол, не тянет на лицо украинской моды и почетное звание иконы стиля. Читай: дайте мне, я смогу лучше. Ага, еще бы. Мое отношение к этим выхлопам в пустоту было в меру презрительным. Ибо а) не играть в модного павлина в лучших традициях героев Томми Тона — не значит не разбираться в моде; б) сохранять в меру наплевательское отношение к бренным шмоткам и мнению окружающих — еще как стильно; в) быть грамотным профессионалом и любить хорошие тексты — без сомнения, главное. При наличии мозгов поддать звездной пыли и навесить на себя трендовой мишуры — раз плюнуть. Наоборот — увы, не выйдет. Что с успехом демонстрирует наша не в меру пафосная fashion-общественность.

В общем, у меня не было никаких сомнений, что старт украинского Vogue должен быть блестящим. Тем более, что команда там тоже подобралась более, чем достойная. Наконец, час пробил. И что я вижу?

c6e124ee7cf211e2969522000a9f14e8_7

«Все это великолепие разбивалось о маленькую бумажку, прилепленную к входной двери магазина: ШТАНОВ НЕТ. Фу, как грубо, – сказал Остап.» Ильф и Петров.

Извините, друзья, но если это и троллинг (на что я искренне надеюсь), то пока еще для нас слишком тонкий. А это, простите, что? Каламбурчики в духе газеты СПИД-инфо, не иначе:

fe6d93fc7cf211e2a58222000a1fb810_7

Далее по курсу. Точно так же съемка с козаками — увы, материал не дотянул до желаемого эффекта, и это все еще слишком тонкая и скользкая тема для нас. Почему нельзя было использовать так козаков? Вот, по моему мнению, главные причины. Наши люди не готовы еще воспринимать родные народные мотивы наравне с зарубежной экзотикой. Возмущаться можно сколько угодно, но вот так. Увы.

e3d3d75c7cf411e28f8322000a9f18ae_7

Поэтому: либо модель должна раз в 10 сильнее контрастировать с массовкой. Как можно более «неземной» и отстраненный образ. Либо этот editorial должен выйти не в нашей стране. Либо, как минимум, экстерьер «козаков» должен быть более продуманным. Их сценические костюмы «с иголочки», американское происхождение и смешные приклеенные усы выглядят не патриотизмом, а жестокой над ним насмешкой. Иначе говоря, клюква развесистая, да еще и фальшивая.

IMG_20130222_153502

Шаровары и Cavalli: чем не портрет украинской действительности для иностранца

Пример удачной реализации схожей идеи. Тоже для Vogue, российского.

Аналогичен и вопрос с Ротару. Нет в ней самой по себе ничего плохого. Но еще задолго до появления журнала мой проработавший долгое время во Франции друг выдал такую фразу: «Понимаешь, это вот у нас попсой быть стыдно. А у них — нет. Попса такая же, но они ее любят». Вот поэтому во французском Vogue материал о какой-нибудь Мирей Матье смотрелся бы органично. А у нас это — отбирать хлеб у журнала «Караван». Может, это и неправильно, но сейчас это — вот так. А ломать стереотипы и потрясать устои — лучше со временем, а не с первого же номера. Который автоматом становится мишенью для желчных выпадок наших «модных и авторитетных»,  и даже последний журналист-неудачник не преминет его  по косточкам обсосать и обглодать.

IMG_20130222_160022

Ну и ближе к телу. О яйцах. Нет, яйца — не плохо, как и София Ротару. Но, честно признаюсь, меньше всего я ожидала, что в Vogue нам придется читать про анализ мочи главного редактора. Я не понимала никогда этих вечных обвинений в карьеризме, нежелании создать семью и прочем — в адрес публичного человека. Семья — как анализы и постель, дело сугубо личное. Но, раскрывая в подробностях все нюансы своей плодовитости, следует быть готовым, что впоследствии беспардонные журналисты и сахаром в крови, и утренним стулом поинтересуются. Кто с кем спит — уже вчерашний день. Меня бы описывать тонкости своей репродуктивной системы прилюдно — покоробило. Машу, очевидно, нет. Пусть так. Но вдвойне странно видеть подобные темы на страницах флагманского издания о культуре и моде.

А что в сухом остатке? Бегло пролистывая журнал: за вычетом вышеперечисленных нюансов он неплох. Дух не захватывает, но и не стыдно. Тексты в меру грамотны и хороши. Очень удачными вышли обе съемки, которые стилизовала Пелипас — с одеждой украинских дизайнеров и beauty. Последняя — кстати, пример того, как можно и нужно обыгрывать национальные мотивы в Украине на данный момент.

В целом, Vogue здесь — заложник своего громкого имени. Все хорошее воспримут, как данность. Любой просчет — рассмотрят под микроскопом и засмеют. Думаю, все работавшие над ним были к этому готовы.

В сухом остатке лично у меня — нет желания вставить шпилек в адрес новой редакции. Так, чтоб поострее да пооригинальнее. У меня всего один вопрос: довольны ли они сами результатом проделанной за год работы? Вот его-то я и задам — арт-директору журнала на завтрашней лекции, а Маше Цукановой — возможно, и сегодня вечером.

Редактор life.modnaKasta любит французский, Набокова и котиков. Занимается балетом, пьет кальвадос и ездит на метро в шляпе с траурными перьями.

Сайт